streletc_art (streletc_art) wrote,
streletc_art
streletc_art

Categories:

Rip current: возвратное течение. Мир, которого нет. 36.

предыдущее - https://streletc-art.livejournal.com/1450559.html



Больше всего на свете мне хотелось сейчас сползти на землю и долго лежать, восстанавливая силы. Но я знал, что фрицы скоро будут рядом и дотошно обшарят склон.  Поэтому, не дожидаясь, когда глаза привыкнут к темноте, я общупал руками пространство. Это была не пещера: ход уходил вглубь. Штольня? Скорее всего. Старая, заброшенная. Неизвестно куда ведущая. То ли кусок катакомбы, то ли тупик. В любом случае, нужно было убираться подальше от входа.

Я пожалел, что не взял с собой ветку – ей было бы удобно проверять пространство в темноте. Но у меня была винтовка, и я просканировал коридор. Около полутора метров. Я пристроился к правой стене и двинулся вперёд
Скоро внешние звуки утихли. Пол под ногами оставался заваленным вниз – значит, я уходил в глубину.
Держась за стену, я двигался медленно и осторожно, в кромешной темноте и непривычной тишине. Оказывается, я уже забыл, как это бывает, когда вокруг не стреляют, когда мне не надо самому стрелять и вслушиваться.  Но автоматически я всё ещё продолжал вслушиваться до звона в ушах.
Медленное, напряжённое движение и темнота сделали своё дело довольно быстро: примерно через полчаса я стал спотыкаться, глаза у меня начали слипаться и я, наконец, плюнул на всё, остановился, сел и с наслаждением вытянув ноги.
И почти сразу провалился в тяжёлую дрёму. Похоже, все страхи, которые я игнорировал в последние часы, толкаясь, рванулись наружу и занялись мои воображением. Я вёл какие-то отряды по тёмным ущельям, спрашивал пароль, взламывал чужие окна и двери, за мной гнались – почему-то на санях, но со слепящими фарами – а потом гонка прекратилась, и кто-то спокойно и мягко взял меня за плечо.

Я не вскочил, я взвился очумело, ударившись головой о камень, захлебнувшись ужасом.
Никого не было рядом – но всё изменилось. Было такое ощущение, что я попал в другое место. Было намного светлее – настолько, что пространство смутно протаивало очертаниями. И впереди – в необозримой дали, тускло сиял серый свет.
И я пошёл на свет. Что мне ещё оставалось делать?
Теперь, с ориентиром впереди, идти было легче, и я шёл быстро, пытаясь приметить хоть какие-то ответвления по сторонам. Но их не было. Просто и тупо – подземный ход. Словно гигантский червяк прогрыз.
Время шло. Свет не приближался, не становился ярче. Я сделал ещё один привал, сжевал, запивая водой, оставшуюся лепёшку, вспоминая всё недавнее. Белка... Что с ней? Успела ли добежать? Что там вообще со всеми? С Туриловым? С обитателями хутора? С ними была Богорада, она по рассказам Белки ясновидящая... может, помогла? Чёрт, никогда не верил я во всю эту лабуду про ясновидение – почему же сейчас готов поверить? А ведь готов...
Я оставил во фляжке немного воды на всякий случай, затянул мешок и потопал дальше. Вперёд, на свет.

Я шёл быстро, но путь был всё таким же монотонным.  Одни и те же глухие неровные каменные стены, и один и тот же тусклый свет впереди. Только пол менял свою крутизну – то выравнивался, то приобретал лёгкий крен вверх. Каждый раз при этом я приободрялся - может, скоро придёт конец моему смутному путешествию в недрах Керченского полуострова? А может, это уже и не Керчь? Может, я перешёл под дном Таманский пролив и выйду сейчас где-нибудь в Новороссийске?..
Картина стала меняться, когда я уже совсем собрался впасть в отчаяние. И перемены пошли сразу резкие: то я опять попадал в кромешную тьму, то выходил почти на свет. Вокруг меня затеплилась жизнь: что-то проскальзывало под ногами, что-то сползало по стене, что-то камнем срывалось с потолка – но мне некогда было отвлекаться на местную фауну. Я взволнованно осознавал, что скоро что-то случится.
И оно случилось. Свет приглушился, пол резко вздыбился подо мной, коридор превратился в лаз. Примерно через такой я сюда и попал.
Я притормозил и задумался. Существовал такой маложелательный вариант, что я замкнул круг и вернулся к началу. И надо было быть начеку. Я прислушался. Тишина. Ни звуков, ни выстрелов.
Я немного посидел, собираясь с мыслями, потом с громадной предосторожностью приблизился к лазу. Тихо.
Замирая на каждом движении, я протиснулся в щель, постоял на четвереньках, потом осторожно выпрямился.
Здесь было темно, путеводный свет рассеялся лёгким облаком, в нём едва угадывались очертания замкнутого помещения. Я всё ещё был готов при первом подозрительном шуме кидаться обратно в подземный ход. Осторожно я сделал несколько пробных шагов. Сразу под ноги попалась какая-то тряпка, потом какая-то верёвка, потом я шумно уткнулся всем телом во что-то твёрдое. Ощупал округлые бока - это была обыкновенная бочка.
Бочка! То есть здесь обитали люди! И бочка была какая-то уже знакомая наощупь... Я поводил по ней ладонями, вспоминая каждую щербину. Чёрт!.. Это ж, похоже, тот погреб в дольмене! Наш погреб, где было оружие!
Я опять опустился на четвереньки и исследовал пол, не забыв сдвинуть бочку. Ничего. Никаких признаков тайника...
Я ещё раз прощупал пол, несколько раз двигая бочку. Ничего похожего на тайник. Значит, забрали и засыпали? Значит, Белка сумела, успела? Значит, оружие забрали и само хранилище завалили... Молодцы!..
Теперь, когда всё стало ясно, я легко сориентировался. Повернулся к выходу – и перед глазами встал прямоугольник чистого ночного неба с маленькой звездой, запутавшейся в ветвях. Я с недоумением поднялся по ступенькам к дверному проёму. Наверное, в спешке люди не закрыли дверь.
Однако, я не угадал. Двери не было вообще! Просто проём, каменные воротца... Интересное кино, и дверь убрали... Тоже для маскировки? Или, может, она мешала выносить ящики? А, может, на ней и выносили для скорости? Или прикрыли сверху телегу?..
Я ступил через проём - наконец-то на долгожданную землю - и сразу различил знакомый забор, теряющийся в темноте. Отлично, там, за его поворотом – дом! Я вернулся! Я, действительно, вернулся, кто бы мог подумать!..
Только вот к чему и к кому? А если всё-таки, это немцы? И в доме засада?..
Очень осторожно, поминутно останавливаясь и вслушиваясь, я прошёл вдоль забора. Домик стоял на месте - на том самом, где я его увидел впервые. Тут всё было хорошо. Тем не менее, я предпринял необходимую разведку: тихонько подобрался под окошки.
Окна были зашторены, я облазил все три, прежде чем в одном обнаружилась щель. Была она узкая, и в глаз мне кидались то стены, то края мебели, прежде чем взгляд поймал человеческое лицо.
И радость взмыла в душе, я чуть не вскрикнул – я узнал Турилова! Он сидел за столом, и, судя по его мимике – был не один.
Больше я не колебался, бегом обежал дом и дёрнул изо всей силы дверь. Что-то там в ней скрежетнуло, возможно, я сорвал крючок, но я не обратил внимания, пролетел радостно по тёмным сеням и забарабанил по стене наобум вне себя от радости.
- Терентий, Богорада! – орал я счастливо. – Откройте! Турилов! Откройте, Сергей Степанович!
Наконец, я нашарил дверь, рванул – и впал в комнату. Три человека напряжённо стояли возле стола и напряжённо смотрели на меня.
- Добрый вечер! – облегчённо улыбаясь во весь рот, поздоровался я. – Как хорошо, что вы нашлись!.. А где Белка? Она тут, с вами?
- Вечер добрый, коль не шутишь, - не сразу отозвался Турилов осторожно. – Кто таков будешь? Откуда?
- Я... Мы с вами на хуторе виделись, - заторопился я. - Два дня назад. Помните, с Богорадой пришли?
Я кивнул на Богораду. Она стояла в углу с непроницаемым лицом.
- А где Нина? – спросил я озираясь. – Она вернулась?
Все молчали, и сердце у меня упало.
- Ты, хлопец, за кого гутаришь? – спросил миролюбиво Терентий. - Шо за Нина? Мы, може, подскажем.
- Ну, как кто?.. – смешался я. - Нина. Белка. Связная ваша. Она же здесь у Богорады живёт... Связная ваша партизанская...
Мужчины переглянулись.
- Связная? – переспросил недоверчиво Терентий.
- Вот связная нам как раз не помешала бы, - покрутил головой Турилов.
- А что с ней? – оторопело переспросил я. – Она... с ней случилось что-то?.. Я её прикрывал, она к вам побежала. Искать вас. Или кого-нибудь из наших. Оружие передать... Она сказала, вы знаете про оружие. Его нужно было быстрее переправить в каменоломни...
Мужчины опять переглянулись между собой.
- Шо за оружие? – поинтересовался Терентий строго.
- Ну, как что за оружие?.. Винтовки! - загорячился я. - Револьверы, гранаты! Там, в погребе... – я махнул рукой в сторону окна. – Только его там нет уже...
Мужчины оба послушно повернули головы к окну, а потом так же синхронно – в сторону Богорады. Она уже не стояла, а сидела на углу лавки, прямая и неподвижная, и глядела на меня остро и молодо.
- Скорый ты, Ясень ясный... – бросила она негромко. -  Как, говоришь, дивчину твою зовут?
- Богорада, ну вы что?.. - уставился я на неё обалдело. - Она же у вас живёт! Нина Бельченко! Вон там! – я кивнул на боковушку - Вы же сами её с Терентием привезли, она же там в городе умирала от воспаления лёгких... Вы же сами её из музея забирали и в ту комнату поселили... вот сюда...
Я для убедительности подошёл поближе к стене и - обмер. Двери в комнату не было.
Стена была совершенно глухой под старенькими обоями, и висели на ней охапочки трав, перебинтованные застиранным ручным кружевом.
Я резко оглянулся. Всё было на своих местах – лавки, стол, тусклое зеркало в тёмном углу. Всё было, как я помнил. Кроме одного – не было двери в комнатку, куда девушка со светлыми косами привела меня за руку.
Я с тупой тоской смотрел на стену. Этого не могло быть. Я же помнил всё! Как она взяла меня за руку, как повела, словно слепого, через горницу, странно знакомую – вот через эту самую горницу – как мы вошли вдвоём в комнатушку, укромную, освещённую розовым светом... и война словно отступила от нас...
И всё здесь было – её смех, её слёзы, её шёпот... Целая длинная ночь... Это же было всё!
И ничего не было сейчас.
Словно закрылась дверь в тот мир, где я был счастлив...
Tags: Rip current: возвратное течение
Subscribe

  • ОСТОРОЖНО, ПИСАТЕЛЬСТВО. Или почему я не пишу фэнтези.

    Это частая тема среди авторов - материализация описанного. Я всегда рассказывала про стигму у Горького, которая образовалась у него на теле в том…

  • Я тут ночью одну штуку придумала! ))

    У меня сейчас герои в пустой комнате общаги выясняют, что с ними происходит, почему столько странного. Комната совершенно нежилая, но я туда…

  • Татка такая.

    Она может ещё делать хвост и два хвоста и убирать чёлку. Роль в романе - московская подружка героини. Поскольку Милка у нас осталась дома, и у…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments