streletc_art (streletc_art) wrote,
streletc_art
streletc_art

Categories:

Rip current: возвратное течение. Каникулы пани Эсмеральды. 16.



предыдущее - https://streletc-art.livejournal.com/1467966.html

Коньяк горячо обжёг горло и разлился прямо в душу. Я сморщилась, отчаянно выдохнула и задышала ртом. Нора зорко поднесла мне лимон.
Я лизнула его, ещё больше сморщилась и положила ломтик на блюдце.
- Никогда не понимала, зачем коньяк закусывать лимоном... – пробормотала я сдавленно.
- А чем его закусывать? Таранкой? - немедленно откликнулась Нора. - Между прочим, очень приличный коньяк, «Хеннесси», легендарный. В прошлом году Славке на день рождения такой привезла. Ну, таки этот божественный нектар его кодла выжрала в один момент и ничего не почувствовала. Им же всё равно, какое бухло на столе – коньяк или пойло плодовоягодное за рубль двадцать две... А у меня сомелье знакомый в Москве, во Франции стажировался, представляешь? Для нашего государства - это всё равно что измена родине... В общем, в этот раз приберегла для более приличного случая. Давай по второй...
- Ой нет-нет, – затрепетала было я, но мне уже плеснули, и я только вздохнула.
- Шоколадом закусывай. Можешь с вареньем. У нас по-простому, - Нора усмехнулась. - Сыр хороший, конечно, нужен, но в этот раз не получилось достать... Ну, где там твоя находка, показывай?
Я продышалась после второй, приоткрыла дверцу буфета и вынула кольцо.
- Тебе знакомо это?
Она даже не взяла его в руки – чиркнула по нему взглядом и потянулась за сигаретой.
- Конечно. Славкино кольцо.
- Можешь вспомнить, когда ты его видела в последний раз?
- В последний раз... – она задумалась. - Оно у него с десятого класса, он его не снимал. А потом... после армии видела, да... Потом... Осенью его точно не было.
- И летом его точно не было, - сказала я.
- А весной... – она задумалась, выпустила изо рта аккуратное колечко дыма и проследила, как оно тает в воздухе, - весной мы долго с ним трепались... сидели у Арсюхи... да, не было кольца, - она посмотрела на меня. - Но летом после армии оно было. Я помню его отлично, он вернулся и сразу стал его носить.
- А ты знаешь, что написано внутри?
Секунду она наблюдала очередное облачко, потом повернулась ко мне и облокотилась грудью о стол.
- Знаю, - сказала она, подняв бровь. – И знаю, почему это написано.
- Я тоже понимаю, почему, - сказала я сдержанно.
- Ну, и отлично, - она разлила коньяк и посмотрела на меня. –Знаешь, было бы странно, если бы не было этого кольца. Тётя Наташа свои новые отношения от него скрывала. А потом его поставили перед фактом. Думали, ну ничего, большой уже мальчик. А оно вон как вышло: он развернулся и из дома ушёл. Просто сломался. Не может никому простить, что скрыли. Он просто не говорит, вернее, говорит, что всё забыто, но ничего там не забыто. А тогда ужас, что было – весь город на уши встал. Тётя Наташа чуть ребёнка не потеряла из-за дуролома этого... Но он и сам перемучился. Вики его вытащила. Он из-за неё вернулся.
Я хотел сказать, что знаю эту историю, но почему-то не сказала. Вдруг со всей ясностью почувствовала, что делаю это не из скромности и не из вежливости. А просто надеюсь услышать ещё какие-то подробности. Такие, которые не слышала от него.
- Поэтому и кольцо, - сказала Нора просто. - Был влюблён, было чувство. С самого начала драма. Потому что впереди разлука и, скорее всего, навсегда. Это спасибо, что он на кольце это набил, а не куда-нибудь себе на интересное место, как другие идиоты. Иногда он, к моему удивлению, поступает умно. Ну, давай ещё по двадцать капель?
И я вдруг не стала отнекиваться, взяла рюмку и хладнокровно выпила эти двадцать капель. И закурила, наконец. «Винстон», сухой и жёсткий.
- Знаешь, - продолжила Нора, – он просто с ума сошёл, когда вернулся. Словно жизнь из него вынули. Ему нужно было общение с ней, хотя бы письма. А не было ничего. Он мучился, искал её во всех встречных-поперечных. И, конечно, не находил. И опять искал. Без разбора снимал девиц. У него же это всё легко получается, без особенных усилий. Спустился на набережную очаровательно поддатым – и через 10 минут уже с девушкой. Ты же знаешь его манеры. Встал поперёк дороги во весь свой распрекрасный рост со своей неотразимой улыбкой – и всё, никто не сбежит.
Я опустила глаза, стряхнула пепел. Хорошо, что я выпила. Не так чувствительно. «Ты же знаешь его манеры». Да, я именно была из тех, кто знал его манеры... Это он мне становился поперёк дороги не пускал дальше. Это меня он зажал в подъезде так, что я не могла сбежать. Значит, это он так искал её?.. Во мне искал её? Ладно, ну и ладно... пусть... я просто завтра же уеду...
- Наверно, тогда и забросил это кольцо, - продолжала Нора. - А может спьяну потерял, он же тогда пил по-чёрному.
- А какое кольцо пропало в море?
- В море? - она посмотрела с удивлением. – Не знаю ничего об этом.
- Но у него было ещё какое-то кольцо? – спросила я настойчиво. Всё-таки, перед бегством домой мне хотелось разгадать все тайны. - Ещё одно? Которое он носил на среднем пальце?
- Вот это кольцо он и носил на среднем пальце.
- И никакого другого не было?
- Не помню другого. И зачем бы ему другое?
- Может быть, он это потерял и купил другое?
- Это может быть, - кивнула Нора. - С ним всё может быть. Мог и потерять в море, и купить другое, и потом и другое потерять под диваном. Я не удивлюсь.
Вариант был вполне вероятен. И правда, он мог потерять это кольцо, когда спал или валялся пьяный на диване. Кольца закатилось, он не сообразил. Купил ещё одно такое же. Или сначала потерял, а потом купил новое, и вот его-то и поглотило море.
И это было бы уже четвёртое кольцо. Или пятое? Кольца размножались с подозрительной быстротой. Или это я выпила слишком много?
- Эй, подруга, - окликнула меня Нора. – Ты как? Может, давай чайку? Ты вообще-то ела сегодня?
Я пожала плечами. Я, честно говоря, не помнила. За столом с князем мы точно сидели, но ела ли я что-то?..
- Мы собирались в кафе пообедать, - вспомнила я, - и может быть, съездить в Севастополь... Каждый день собираемся...
- Вы в Севастополь собрались? Славка расстроится там, учти...
- Почему? – я округлила глаза.
- Моряков увидит... Старая мечта неосуществлённая. Они ж с друзьями с детства о мореходке мечтали.
- Не вышло?
- Ни у одного не вышло. У одного мозгов не хватило, еле на тройки тянул. У Сармана здоровье подкачало. Славка... он-то может и поступил бы в двенадцать лет, он хорошо учился тогда... Но тётя Наташа над ним, как орлица над орлёнком тряслась, как же она без сыночки... Да и он от друзей никуда. Не пошёл бы один, без пацанов своих. Они были один за всех, все за одного. А потом вырос... зрение начал терять... Короче, от мечты одни тельняшки остались.
- Он? Зрение начал терять?
- А ты не знала?
- Нет, - удивлённо выдохнула я.
- Это он красуется... Ходит без очков, крутизну свою показывает. Да не сильно, не бойся. Когда человек очки не носит, у него близорукость стабилизируется. Ну так сощурится, если что... в общем, не страшно...
- Вот почему он щурится...
- А ты думала... Чтобы девочек завлекать? – она засмеялась...
Значит, вот почему он не сразу подошёл на вокзале. Просто не был уверен, что это я. Наверное, издалека увидел белую шапочку, но хотел сначала убедиться... Впрочем, он так и сказал... А я дура, дура...
- Знаешь... когда ты появилась, он ведь другим человеком стал. Засветился весь, ожил. Я сразу заметила... Я тебе рассказала всё это, чтобы ты понимала, что у него всё всерьёз. Ты мне уж поверь.
Нет, не уеду я завтра, подумала я. Мы ещё поговорим, подумаем... Глупо уезжать из-за какой-то истории, которая кончилась давно.
- Может, это не из-за меня. Просто время пришло всё забыть, - возразила я голосом, дрогнувшим от нежности. – История закончилась, той женщины здесь больше нет. Нельзя жить прошлым. Ведь правда?
Она смотрела на меня так долго – прямо в глаза - что у меня даже голова немного закружилась.
Наконец она отвела взгляд, задумчиво вздохнула и снова разлила коньяк.
- Он хороший человек, - сказала она. – Хотя и чумовой. Ну так жёсткой руки не было, он без отца рос, забалован. Мы с ним оба - безотцовщина, но девчонкам легче. Это, хорошо, у него дед крепкий, дядьки. До того, как он со всеми переругался, успели вырастить мужика нормального. А тётя Наташа из него бы точно гогочку с бантом сделала. Танцы, музыкалка, манеры... Она нежная, ей только девочек воспитывать.
- Разве это плохо? – возразила я. – Разбираться в музыке, уметь себя вести...
- Это не плохо, - сказала Нора. – Плохо, когда, кроме этого, нет ничего. Стержень у мужика должен быть. Нет стержня – будет гога с бантом. А есть стержень – можно хоть на шесте танцевать.
- И что? Есть у него стержень?
- А то ты не видишь? – усмехнулась она.
Я кивнула. Напряжение моё спало, настроение стало приподнятым, а голова лёгкой. Правда, в ней плохо держались мысли. Но зато мне сейчас нравилась Нора. Уже не была она королевой, а была простой, своей девчонкой, понятной и надёжной. Совсем, как Милка. И так всё было хорошо, что звонок мне показался неожиданным. Мне понабилось время вспомнить, что мы договорились с князем - и в следующее мгновение я летела к двери.
Князь, милый, любимый, слегка припорошенный снежком вваливался в дверь, румяный с воздуха, и конечно, лапал меня ручищами и целовал.
- А у нас гости, - отбивалась я.
- Я даже догадываюсь, кто. Возьми сумку – маман передала стирку и ещё вкусности домашние...
- А мы тут чай пьём... – радостно сообщила я, принимая сумку и таща его в кухню.
- Я вижу, – он кивнул на бутылку, – развезло-то как с чая...
Я смотрела, как они в обе щёки привычно расцеловываются с Норой и не чувствовала ревности. И не чувствовала себя лишней. И это было замечательно. Это было просто и нужно. Это была любовь и дружба. Всё было отлично... Я была даже готова ещё тяпнуть коньяку на радостях, но Нора принесла из прихожей свой пакет.
 - Подарок обещанный, - объявила она. - Новогодний. Хотела положить под ёлку.
На свет из пакета явилась красивая коробка.
- Кофеварка! – заорал князь. – Ты гений новогодних подарков! Только нечего в ней варить.
- Обижаешь, начальник. – Нора достала плотно запакованный пакет. -  Пришлось замотать в двадцать слоёв чтобы не ссадили с самолёта...
- Ура!!! – завопил князь, подпрыгивая. – Пьём кофе и славим Норхен, королеву кофеварок. Норхен, тебя можно славить?
- Хотя бы проводить, - сказала Нора. - Шехерезада прекращает дозволенные речи и сваливает по своим делам.
- А кофеварку обновлять? – закричали мы с князем одновременно.
- Без меня. Потом расскажете. Ну, - улыбнулась она мне. – Я рада, что мы подружились. Дай бог, увидимся ещё?
- Конечно! Приходи! – с чувством закивала я, провожая её до двери.
Оставшись одна, я извлекла из сумки гостинцы. Пирожки ещё тёплые...
Я поставила подогревать чайник и понесла укладывать бельё в шкаф. Сверху в стопке лежала тельняшка, и я с интересом её развернула. Наверное, та самая, от школьной мечты...
Удержаться было невозможно. Сначала я приложила её к себе и побегала по зеркалам в ванной и в прихожей. Он спрашивал почему-то про косы. Сейчас будут ему косы. Сейчас будет ему сюрприз по полной программе. Я переоделась в тельняшку, наскоро заплела две косы, разложила пирожки и уселась ждать князя.
А солдатиков можно спрятать под подушку... Он придёт – и я их незаметно достану...

продолжение следует
Tags: Rip current: возвратное течение
Subscribe

  • Ангелу 13

  • Кольцо Саладина. ч2. 24

    Это был конец. Крах. Крах всему. Значит, вот так? Значит, когда мы ждали его вчера возле Манежа на ветру, и я вытягивала шею, мучительно…

  • Кольцо Саладина. ч2. 24.

    Жёлтый зной. Жёлтый ветер. Сухой, раскалённый ветер пустыни. Синее небо над головой веет жаром. Это и есть пустыня - бесконечный песок,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment