streletc_art (streletc_art) wrote,
streletc_art
streletc_art

Categories:

Rip current: возвратное течение. Каникулы пани Эсмеральды 36.



Часы стояли. И где-то в глубине моей души вдруг выплыла отчётливая и простая мысль: а надеяться тебе, парень, больше особо не на что.
Но я всё-таки предпринял ещё одну попытку выйти – хотя бы просто из чащи. Дольмен – чёрт с ним. Ну, пусть. Хотя и не было тут сроду никаких дольменов под боком, были просто обросшие травой холмики с каменными выходами на поверхность. И где-то тут невдалеке была «наша» беседка, куда мы сбегали с уроков покурить и пообжиматься с девочками.
В общем, всегда тут было всё обычно и без дольменов. А теперь, наверное, спьяну, у меня начались голографические галлюцинации. Ладно, попробуем ещё раз. Я повернулся к дольмену спиной и пошёл, отмеряя большие шаги, чтобы потом прикинуть расстояние в метрах. В густых сумерках пришлось смотреть исключительно под ноги, так что я довольно скоро чуть ли не рожей уткнулся в каменную глыбу.
Я поднял глаза – я опять стоял перед дольменом. Ну, или дольмен стоял передо мной. Обежал меня, пока я пулился в землю, и встал на дороге. Блин, это уже не смешно...
Из отверстия, которое можно было считать дверью, точно так же клубился еле живой тёмный, жёлтый свет. Как и в том дольмене. Или это всё один и тот же. Ну, отлично. Сейчас всё будет ясно. Я подобрал неподалеку с земли заметный сучок, воткнул над дверью.
Потом обошёл сооружение и встал спиной к его задней стене.
Теперь я шёл, поминутно оглядываясь, чтобы не терять дольмен из виду. Всё было окей – дольмен превратился в неясное пятно, потом исчез из виду – но зато светлое пятно появилось впереди. Я приблизился. На этот раз я тоже подошёл сзади. Я хмыкнул, обошёл стены – сучка над дверью не было. Он так и валялся на земле. Я поднял его, повертел в руке – это был тот же самый сучок и лежал на том же самом месте – и бросил. Прислонился к влажному камню, достал сигареты, зажигалку, и с наслаждением закурил. Хоть курево оставили, пробормотал я. Зеркало героя, понимаешь ли…
Я курил и отслеживал свои чувства. Страха не было. Интересно, что не было уже и усталости. Словно кружение вокруг дольмена – теперь было ясно, что он один – давало какие-то силы. Мне не было холодно, у меня ничего не болело, есть не хотелось. Чуть-чуть подкруживалась голова. Чуть-чуть – ровно настолько, чтобы ничего не бояться и ни о чём не жалеть. Я посмотрел в пачку – там оставалось семь сигарет. Счастливое число. И сегодня 14-е – два раза по семь. И три попытки выйти из заколдованного круга. Занятно.
Я даже не думал – я в основном ловил предчувствия. И предчувствия, и логика событий говорили одно – я могу выйти из петли только через дольмен. Можно, конечно, и дальше кружить. Но сколько? До утра? А оно будет, утро?
Я покосился в нутро дольмена. Если я ещё жив – подумал я не без лихачества – значит, это зачем-нибудь нужно, и я пройду. Если суждено мне помереть здесь, во временной петле перед дольменом без всякой попытки на спасение – то я бы уже помер.
Я бросил окурок на мокрую листву – оглянулся в последний раз, посмотрел на тёмное небо, сказал вполголоса «Айл би бэк» - и нырнул в дверь.


                                                                     *     *     *


Это потом я буду ненавидеть себя за то, что не побежала, не кинулась сразу вслед, не догнала на лестнице – как в прошлый раз. Это потом я буду рыдать ночами навзрыд и прокручивать в голове все свои дурацкие ошибки…
А сейчас я просто от всего онемела. Я, может быть, и побежала бы, если бы была одна. Но Нора совершенно спокойно вытащила из сумки несколько бумажек и положила на стол. Я с трудом вспомнила, что в прошлый раз перед уходом у нас возник разговор о билетах на самолёт, и она вызвалась похлопотать…
- Билет твой, паспорт и сдача, - сказала она. – Что стряслось? Где это он надрался?
- Спасибо, - пробормотала я еле слышно, не зная, что ответить на вопрос. 
- А ты что зависла-то, мужика пьяного не видела никогда?
- Таким никогда не видела, - я кусала губы, чтобы не разрыдаться.
- Тю, - сказала Нора. – Ну так ты его, считай, вообще ещё не видела. Это он только одну феньку раздербанил, а мог бы и мебель поколошматить. Стол, конечно, ему не сдюжить, а табуретки запросто полетели бы. Правда, его надо для этого хорошо достать.
Она подняла с полу осколок раковины, посмотрела на свет.
- Красивая, - сказала она. – Я, так понимаю, тебе презент?
Я молча кивнула.
- Понятно. Значит, достала…
- Я… я даже ничего не говорила, - дрогнувшим голосом возразила я.
- Ну да, ну да, - покивала Нора. - Я знаю, как мы, женщины, ничего не говорим. Прямо совсем ничего не говорим, а потом бежим вслед, теряя тапки. Когда уже поздно.
И вот тут я ожила. Вскочила и бросилась в прихожую.
- Куда?! – крикнула Нора, но я уже хватала куртку, шапку, сапоги…
- Пожалуйста, побудь здесь, - попросила я сквозь слёзы, - у меня ключа нет…
- И куда ты собралась?
- Не знаю… К набережной… я знаю дорогу до набережной...
- К набережной – правильно решение, - невозмутимо промолвила Нора, гася свет в комнатах. - Графиня изменившимся лицом бежит морю. Ладно, вместе пошли, заблудишься ещё на ночь глядя…
- Надо бегом… надо его догнать, - я лихорадочно одевалась.
- С ума сошла, - сказала Нора, закалывая волосы перед зеркалом и надвигая капюшон. - Догнать Савранского – это утопия, - процитировала она сквозь зубы. - У него на твои три шага – один. Да не нервничай ты, он у Арсюхи сидит, небось…

Без Норы я, конечно же, ничего бы не сделала. Мы примчались к корчме, той самой, где, как оказалось, летом я была с Арсением Николаевичем – я вспомнила её по маскам на стенах и бухтам канатов в углу. Господи, как давно это было… Пока я стояла и, озираясь, узнавала интерьер, Нора тихо переговорила с толстым барменом. Я видела, как он качал головой, потом нырнул под стойку, вынырнул с телефоном, и Нора подозвала меня взмахом руки, а сама уже крутила диск.
- Держи сумку, - шепнула она, отворачиваясь от посетителей.
Она разговаривала тихо, закрывая трубку ладонью и заглядывая в записную книжку.
Потом вернула телефон бармену, и они опять пошептались. Я чувствовала себя чужой, ненужной и беспомощной. Ни на что не годной, ничего не умеющей...
Наконец, оставив на стойке купюру, Нора подхватила меня под руку мягким меховым рукавом.
- Пошли домой…
Как домой? Как это домой? Мы же должны искать, бегать…Мы очутились опять на набережной, и я панически рвалась во все стороны, чуть ли не кидаясь на незнакомых мужчин, которые были хоть чуть-чуть похожи. Нора вздыхала, хотя и поспевала рядом. Наконец я устала и встала, запыхавшись под фонарём. Слёзы уже давно текли по моему лицу, я вытирала их перчаткой, чтобы не мешали вглядываться в людей.
- Слушай, - сказала Нора, доставая две сигареты и передавая одну мне. – Ты сама подумай: какой смысл ему тут дефилировать. Меньше всего шансов, что он тут окажется.
- А вдруг! - спорила я.
Мне хотелось верить в совпадения, в чудо. Ну, ведь встретились же мы однажды случайно именно тут, именно так… Он просто шёл, я просто шла… ну, почему нет?...
- Послушай меня, - сказала Нора. - Я позвонила во все места, где он может быть: Сарману, на работу, Веронике. Его нигде нет. Но это не значит, что он не объявится по этим адресам. Я договорилась, что позвоню через час. Полчаса уже прошло. Нам резонно вернуться домой – как раз вот здесь можно подняться в город и пройти верхом. В конце концов, он сам вдруг может позвонить. Быть на телефоне сейчас гораздо благоразумнее, чем метаться просто так. Согласись.
Она была права, и я дала себя увести, хотя и всё время сворачивала шею, пока мы поднимались.
- А что здесь? – я кивнула на заросли, когда мы уже были на половине подъёма.
- Куски парковой зоны. Мы её с другой стороны обходим. Просто там всё цивилизованно, а тут запустение…
- А вдруг он там?
- Там? С какой стати?
- Ну, просто… шёл-шёл…
- И потерялся, - усмехнулась Нора. - Мы эти чащобы с детства все облазили, не бойся, вот здесь он точно не потеряется.
- А вдруг? А если ему плохо стало, он упал… И лежит где-то здесь…
- Или скатился в море, - усмехнулась Нора.
- Послушай, мне не до шуток… правда!
- Ну, просто это маразм, - сказала Нора. – Я, совершенно не удивлюсь, если он сейчас встретит нас дома. Он не первый раз дурит. Но он уже большой мальчик. Попсихует и вернётся, я тебя уверяю. Или завтра утром придёт. Он вспыльчивый, но отходчивый. Будет просить прощения. Ещё и ракушку принесёт новую. Он, наверное, за ней и пошёл, поэтому и нет его не стрелках. Спохватился и пошёл ошибки исправлять
- Подожди, - я даже остановилась. - За ракушкой пошёл? Как это? Куда?
- Да к пацанам, которые ими торгуют. Не сам же он поймал её тебе среди зимы… У нас тут есть любители толкануть туристам всякий экзот. Кто-то сам промышляет, кто-то перепродаёт…
- И ты думаешь, он пошёл к ним? – у меня даже голос зазвенел от надежды.
- Вполне возможно, - сказала Нора. - Ещё не поздно, никто не спит. Я не удивлюсь, если через час он появится со своей фирменной улыбкой во все тридцать два зуба…
Я ожила. Это была, самая лучшая версия, за которую можно было цепляться, и у меня даже ноги побежали быстрее. Но взгляд мой всё равно тянуло в эти заросли, всё манило, и я так и оглядывалась до тех пор, пока не остановилась совсем.
- Ты сказала, что вы тут всё облазили в детстве?
- И в детстве, и в школе. Здесь же школа наша рядом. – Нора махнула рукой вправо. - А там, в зарослях, беседка старая есть – мы бегали туда после уроков тайно курить.
- Беседка? – я встрепенулась. - А вдруг он там? Пожалуйста, давай посмотрим!
- Это тоже маловероятно, - возразила Нора. – Чего ему там сидеть. Ладно бы, если с кем-то.
- А вдруг с кем-то? С другом? Я тебя очень прошу – давай посмотрим. Пожалуйста. Ты же говоришь это рядом. Я просто не усну…
- Хорошо. Но там грязюка, учти…
Держась друг за друга и за стволы, мы спустились среди зарослей вниз.
Беседка и впрямь была недалеко – сама простая деревянная, четырёхугольная изъеденная временем. Она стояла на каменном постаменте из тяжёлых каменных плит. И уже издалека было видно, что она пуста.
- Я же говорила, - сказала Нора.
- Нет, надо вблизи посмотреть, - настаивала я. - Там лавки? Может он на лавке лежит…
Я подбежала первая, заглянула внутрь. Никого.
Нора подошла и облокотилась на перила.
Я обежала беседку кругом, мне захотелось подняться по ступенькам – и тут свежий окурок бросился мне в глаза. Я присела, потом подняла его.
- Это же его сигарета! – воскликнула я, держа окурок на ладони.
- Ничего не значит, мы тут с ним курили несколько дней назад, - отозвалась Нора.
- Да нет же, свежий совсем! – воскликнула я. – Посмотри!
Я вбежала по ступенькам в беседку, протянула Норе ладонь через перила.
- Посмотри сама!..
- Свежий, да, - пробормотала Нора и нахмурилась.

продолжение следует.
Tags: Rip current: возвратное течение
Subscribe

  • Кольцо Саладина, ч. 2, 18.

    Нора к моей неожиданности встала на мою сторону. - Накрутили вы с этим танцем, - без церемоний объявила она, закуривая после нашего не очень…

  • Кольцо Саладина. ч.2. 17.

    - Ты понимаешь, что случилось? И что могло случиться? - Вики, прости… - Нет, подожди, понимаешь или нет? - Вики, прости……

  • Кольцо Саладина, ч. 2, 16.

    В обратную сторону я лечу по лестницам и коридорам, не чуя ног. Мы такое раскопали с Олежкой, что спокойно идти просто невозможно. Только лететь…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Кольцо Саладина, ч. 2, 18.

    Нора к моей неожиданности встала на мою сторону. - Накрутили вы с этим танцем, - без церемоний объявила она, закуривая после нашего не очень…

  • Кольцо Саладина. ч.2. 17.

    - Ты понимаешь, что случилось? И что могло случиться? - Вики, прости… - Нет, подожди, понимаешь или нет? - Вики, прости……

  • Кольцо Саладина, ч. 2, 16.

    В обратную сторону я лечу по лестницам и коридорам, не чуя ног. Мы такое раскопали с Олежкой, что спокойно идти просто невозможно. Только лететь…