streletc_art (streletc_art) wrote,
streletc_art
streletc_art

Categories:

САМАЯ-САМАЯ ЁЛКА (рассказ молодой специалистки)



Я открыла дверь и вышла в ночь. Мир, голубой и звёздный, пребывал во младенческом сне. Было тихо и безветренно, как всегда в сильный мороз. Я сошла с крылечка - снег завизжал под ногами, всё вокруг тихо закружилось, и я почувствовала себя на качелях любви...

Собственно, задача была несложная - понять, в какой стороне клуб, дойти до него по возможности без приключений и травм и увидеть любимого мальчика.
Проникнуться и хлебнуть новогоднего чуда.
И, может быть, потанцевать разок под небом, полным звёзд. Уединённо и незабываемо.
Правда, у меня как-то совершенно нетанцевальным образом заплетались ноги, и это меня немного удручало, но ведь можно было крепче обняться, танцуя...


Что ОН находится там, в феерии клубного вертепа, я не сомневалась. ОН всегда был в эпицентре вертепов, ОН должен был всенепременно приехать из Москвы, чтобы увидеться с друзьями. И, может быть - взглянуть на меня.
И, может, он даже заходил ко мне, а нашёл лишь пустой и тёмный дом...

И вот теперь, в горестной тоске, он бродит под ёлкой, ища утешения у бывших одноклассниц. Точнее, между ёлками, ибо ёлок наряжено было две: внешняя на улице и внутренняя – в вестибюле клуба.

Я максимально собралась, чтобы сориентироваться на местности. Самым простым выходом было идти по слуху - на музыку. Я вслушалась, но музыка неслась отовсюду, а качели качались сильнее.
Тогда я решила сориентироваться по звёздам. Взять азимут. Я задрала голову наверх, моментально потеряла равновесие и рухнула на расчищенную дорожку.
Дорожка была твёрдой, стало быть, по ней ходили люди. Люди! Вот кто мне поможет! Не азимут, и не Полярная звезда, которую фиг найдёшь, когда надо. Живые люди - они всегда приведут, куда нужно.

Я немного поползала, потом поднялась и, смеясь от собственной догадливости, пошагала под музыку по голубой утоптанной тропинке. Шагать было легко - когда меня кидало в какую-нибудь сторону, высокие сугробы рикошетили меня обратно, и я неумолимо двигалась вперёд.
С каждым шагом я становилась счастливей. Вот так правильно надо жить - вперёд и вперёд. По протоптанной тропинке. По следам первопроходцев.
Под музыку любви.

Однако, моему путешествию скоро пришёл конец. Я буквально уткнулась в некое строение и остановилась перед ним, как перед Сезамом. Дальше дороги не было. Тропинка не огибала загадочное строение, никуда больше не звала и не манила в дальний путь. Она прочно упиралась в дверь. Я пришла.
Сезам был смутно знаком. Особенно знакомым было маленькое окошечко над плотно закрытой дверью. Оно было выполнено в форме сердца, и я поняла, что пришла правильно - это был зов Любви.
Кроме окошка, какой-то знакомой была также и ручка - собственно, не ручка даже, а вертушка - деревянная дощечка, заострённая с двух концов. Я взялась за неё, но дверь не поддалась. Видимо, там кто-то был. Я подёргала. Может быть, там ОН? Пришёл на зов любви и спрятался, чтобы сделать сюрприз. Я тихо постучалась - домик безмолствовал...
Тогда я сама решила сделать ему сюрприз. Ворваться внезапным вихрем и поздравить с Новым годом. Я схватилась за вертушку и принялась вдохновенно дёргать. Вертушка скользила в заснеженных варежках, я сняла их, ухватилась хорошенько голыми руками за острые кончики, дёрнула изо всех сил - и...
Промороженная доска скрежетнула и легко отпустило своё добро – я вместе с гвоздём и вертушкой пролетела по инерции несколько метров и благополучно утонула в глубоком сугробе...

Было тихо. Издалека наплывала волнами чарующая музыка, доносились чьи-то голоса и шаги, а я лежала под морозным небом и долго и счастливо смеялась... А потом просто лежала, восстанавливая утраченные силы... Как и положено после большой любви.
И всё это было хорошо и правильно.

Как я выбиралась из сугроба, как теряла гвоздь и вертушку, как искала их, упрямо не поддаваясь пессимистическим настроениям и сколько на мне навязло при этом снегу, я опущу. Но в конце концов, счастливо смеясь, я добрела до дома и вскарабкалась на крыльцо.

Девчонки встретили меня в прихожей. Они были бледные, почему-то одетые для выхода и припорошённые снегом. Обе были не с пустыми руками. Аня держала в охапке моё новое пальто с песцами, Инна - мои новые югославские сапоги на платформе. Несказанно удивившись, я глянула на свои ноги. О, ужас - там были валенки. Это были ничьи валенки, точнее сказать - общие. Их надевали колоть дрова, а в свободное время на них спал Дружок... Вот почему у меня заплетались ноги - строго подумала я - а вовсе не из-за четырёх бутылок шампанского...

- Это вам, подарки, - проникновенно сказала я девочкам заплетающимся языком, протягивая гвоздь и вертушку. - С Новым годом!
Продолжая счастливо смеяться, я вышагнула из валенок, переступила через сброшенные пальто и шапку и мимо онемевших подруг двинулась к своему диванчику в комнате Инны. Через 5 минут я сладко спала...

Наутро, за чаем с тортом, мне рассказали, что было после моего ухода на бал.

Встревоженные девочки, зная мою авантюрность и придя в себя, схватили мою одежду и кинулись вдогонку. Они планировали меня хотя бы переодеть из золушки в принцессу перед выходом в свет, если уж не удастся уговорить вернуться.
Побегав между внешней и внутренней ёлками и почти ни разу не упав, они кинулись домой, предполагая, что я вернулась - к запертой двери. Обе знали, что я не любительница ждать под дверьми, следовательно, немедленно отправлюсь ещё куда-нибудь. И, может быть, не одна, а с приблудным прекрасным принцем. И это был наихудший вариант: прекрасный принц, особенно иноземного происхождения, находясь в новогодней ажитации, мог сильно осложнить дипломатические переговоры.
Вторым предположением был мой поход домой. Это был более дальний путь. Греясь в кухне, они обсуждали варианты: идти вместе нельзя, вдруг я приду, а дом заперт. Идти в одиночку страшно - это только я одна была горазда по ночам таскаться через стадион и парк. Нужен был провожатый, и они как раз решали, кому идти обратно в клуб за мальчиками, и за какими именно.
Аня, трепетная, как и положено гуманитарию, строила прогнозы моего замерзания в глухой степи.
Инна, как более трезвый и ироничный био-химик утверждала, что если я соберусь замерзать в степи, то по своей артистической натуре непременно при большом стечении народа, степные жители об меня споткнутся и ототрут снегом.
И тут, в разгар дискуссии, блудная дочь как раз и вернулась. И не одна, а с вертушкой. И даже с гвоздём. И даже целая и невредимая.
И даже счастливая - хотя и без принца.

Мы пили чай, ели торт и хохотали.
Солнечное утро молодого года смеялось вместе с нами, глядя в кухню через замороженные окна. Полыхала огнём и весело стреляла печка. Блестели на ёлке наши бусы и кулончики. Ломился бесконечными яствами наш новогодний стол.
А с улицы слышался бодрый перестук молотка - школьный слесарь приколачивал оторванную вертушку к уличному сортиру.
Жизнь продолжалась.



 КОНЕЦ
Tags: НГ, проза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments