Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Здрассьте! ))



Пожалуйста, проходите, пожалуйста, садитесь, пожалуйста!
Меня зовут Лариса, я Стрелец по зодиакальному созвездию и Гексли по соционическому типу. Поэтому тут у меня весело, бардак и стреляют ))
В этой жизни я была: художником (в том числе по костюмам), писателем, учеником, преподавателем, продавцом, сценаристом, режиссёром, психологом, работником склада, социальным педагогом, частным предпринимателем, диспетчером на телефоне, эзотериком-аналитиком и ландшафтным дизайнером. И опять - учеником...

На сегодняшний момент меня интересуют текстильные куклы и причинно-следственные связи в судьбах отдельных личностей и человечества в целом.

Ещё несколько жутких фактов обо мне:
Collapse )

Моё сетевое имя - Лариса Ритта, и в настоящий момент я занимаюсь своим литературным проектом, прозаическим циклом "Rip current: возвратное течение", самую первую часть которого, повесть "Эликсир жизни", можно почитать здесь, на ЛитНете.
Вторая книга - роман "Между Лиссом и Зурбаганом" - опубликована на ПрозеРу.
Здесь, в ЖЖ, я публикую третью книга книгу, роман "Кольцо Саладина".

Остальные ужасные подробности обо мне можно прочитать вот здесь самое основное с детства.

Данный пост находится в разработке, я в нём планирую подробную навигацию, так что не пройдёт и ста лет, как в моём журнале можно будет идеально разобраться и найти абсолютно всё - на радость моим любимым сетедрузьям ))

Но если вы не испугались, то можно читать уже сейчас. И если вы со мной поговорите о чем-нибудь, а потом мы поругаемся, а потом помиримся, я с вами с удовольствием подружусь ))
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Автор коллажа-моего-психологического-портрета - моя прекрасная сетеподруга elshamilini, по совместительству являющаяся лицом одной из главных героинь моего романа ))

Кольцо Саладина, ч. 2, 16.



В обратную сторону я лечу по лестницам и коридорам, не чуя ног. Мы такое раскопали с Олежкой, что спокойно идти просто невозможно. Только лететь сломя голову, стараясь, правда, уж не очень стучать каблуками – всё-таки лекции идут....
- Знаешь, что он сказал? – с порога кричу я Татке, заполошно влетая в кабинет. – Знаешь, что мы нашли? Сейчас упадёшь замертво!
Я присела к ней за стол и перевела дух.
- Невероятно! Совершенно потрясающее! Слушай! Оказывается, в Несвижском замке есть подземные ходы и ходят слухи, что один из них был очень-очень длинный!
Collapse )

Кольцо Саладина. ч2. 11



- Сейчас всё дорасскажешь до конца, и сбегаем за чаем – пообещала она. - И заберём как раз одеяло и всё остальное. И покурим по дороге на лестнице, не хочу здесь дымить. Договорились? Или ещё долго?
- Средне, - сказал я. – Я надел это чёртово кольцо и поскакал. Три дня мне надо было скакать... Слушай, я вспомнил! – осенило вдруг меня, я даже приподнялся на локте. – Клевань! Это Рута так сказала. Скакать на юг до Клевани. Заночевать у наших, потом у этих Чертовских.
Collapse )

Кольцо Саладина. ч2. 10



Да я сам себе завидую, - усмехнулся я. – Вот сейчас тебе рассказываю и удивляюсь, что всё это было со мной. В общем, так: я отодвинул засов и вышел. Меня ждал конь.
- Конь? – удивлённо переспросила она. - Прямо вот ждал? Почему тебя, а не кого-то другого.
Вопрос был хороший. Я подумал, что она была права: я бы один без неё не разобрался, она задавала такие вопросы, которые мне в голову не пришли бы.
- Понимаешь, я выхожу - и вижу коня, - сказал я, вспоминая подробности. - Я узнал коня, конь узнал меня. Я даже называл его как-то, но сейчас не вспомню кличку. Возможно, потому, что она звучала на другом языке.
Collapse )

Про голубя дальше.

Я, конечно, в тот же день кинулась на спасательские работы - на поиски голубятников.
Направлений было два: сосед через забор и сосед через дорогу. Оба не голубятники но связаны со шпаной.
Ну, у нас город такой - ещё с довоенного времени голубятники и шпана, причём шпана базировалась прямо рядом с нами - на месте заброшенного монастырского комплекса.
Collapse )

Rip current: возвратное течение. Каникулы пани Эсмеральды 42.



И вдруг солнце прянуло мне в лицо, запах разомлевшей синей травы окутал тело, я сощурилась, потом зажмурилась, потом открыла глаза… Залитая солнцем поляна, обросшая по краям высокими розовыми цветами, белый пух в воздухе, я встаю с нагретого солнцем камня, чтобы встретить тебя, идущего мне навстречу. Ветер развевает полы твоей белой рубахи, треплет твои длинные светлые волосы, схваченные синим шнурком на лбу… И у меня такой же шнурок на волосах…
- Ясень! Я здесь!..
Я бегу к тебе, путаясь в густой траве, цепляясь за кочки плетёными сандалиями, повисаю на шее, ты кружишь меня, поднимающееся солнце смеётся вместе с нами, это счастье…
Collapse )

Ода сахалинской гречихе.



Впервые я о ней узнала, когда сидела с дитём в декрете. Вечером мне нужно было что-то для души, и я читала всё, что попадётся на глаза, в том числе мамины цветоводные книжки. Про сахалинскую гречиху было много прекрасного. Какой это роскошный монументальный солитёр и как она эффектно смотрится в саду и вообще без неё нельзя.

Я прям заболела. Ну, на самом деле: трава, а трёхметрового роста. Вот как без такого жить??? Начала её искать - все слышат впервые. Что значит, люди в декрете непонятно чем занимаются...

Прошло время, я оказалась наедине с большим садом, и тема сахалинской гречихи встала во весь рост. Поехали в Москву на выставку. Уж, казалось бы, там спецы. Даже уже хосты там есть. Даже бадан! А гречихи нет, все только глаза таращат.

В общем, пришлось проститься с мечтой.

Collapse )

Пинтерест парафото по понедельникам: Керамика как архитектура

Потрясающая гармония цвета и форм. И света.
А у меня помимо архитектура сразу ассоциации с музыкой. И шесть сосудов - это аккорд, и пять чашек с разными ручками - это аккорд.
Особенно чашки музыкальны - они даже не столько аккорд, сколько по клавишам пальцами пробежали в высоком регистре...
Спасибо, очень красиво...
Оригинал взят у rikki_t_tavi в Пинтерест парафото по понедельникам: Керамика как архитектура
Сегодняшнее парафото объединено для меня каким-то архитектурным ощущением от керамики.


Это Sophie Cook, художник по фарфору из Лондона. В день она может на гончарном круге вылепить четыре таких сосуда, потом их сушит, обжигает, покрывает глазурью. Очень редко в процессе остаются живыми все четыре работы:) Представляю! С такими тоненькими горлышками-то!  Ее сайт



Это чашки с разными ручками японского керамиста Ryota Aoki. (Фото Tadayuki Minamoto.) На сайте у него видно, с какой печью он работает. В работах он использует золото, серебро и платину. А мне больше нравится белая коллекция, какая-то она нежная и хрупкая, как яичная скорлупа.

Продолжение Дня сурка в городе Зеро. часть1.

Преодолела кучу предубеждений и пошла-таки в полночь на первый канал. На знакомые слова "Булгаков", "Телятинки", "Ясная Поляна"... Конечно, хорошего для себя мало ждала от загнивающего Западу))). Долго таращила глаза на какие-то акведуки вместо привычной низенькой террасочки с резными человечками. За акведуками грезились чуть ли не горы...))) Мне, с детства знавшей толстовскую усадьбу почти как свои пять пальцев, немедленно начал мерещиться город Зеро :))
Не выдержала и полезла в сеть за инфой. Оказывается, в Германии снимали Яснополянское имение, вон оно откуда акведуки... 

Ну в общем, не буду томить

фильм смотрибельный, но я смотреть не стала. Как только увидела выходящего в зал Л.Н., я сразу стала из зала, наоборот, собираться... не Толстой, хоть стреляйте... да, сделали всё возможное и невозможное, очень всё похоже. Но не Толстой. Не было у него таких разухабистых американских глаз, такого вальяжного хемингуэевского взгляда. И так и эдак привыкала, и на правое плечо голову клала и на левое, но увы - не смогла вынести. Всё время сквозил какой-то добрый сказочник Оле Лукойе, в прошлом бравый шериф, а иногда и вовсе - старик Сантьяго, плавно переходящий в Ретта Батлера.
Хеллен Миррен - прекрасна. Ради неё я задерживалась на сценах. Нет, не похожа ни грамма на Софью Андреевну - ни глаз навыкате, ни тяжёлых губ, и фигурой хрупка и изящна - но при всём при этом делает свою героиню ну очень узнаваемой. И если Толстому я не простила несходства, тут не могла не увлечься игрой. Это честная актриса, глубокая, яркая, лёгкая - возможно что и сказываются русские корни, она очень мне импонирует прямотой и открытостью. Потому не могла не любоваться. Хотя конечно, скандалы показались уж слишком американскими...
В общем, не стала смотреть. Хотя, похоже, всё неплохо, сверх меры особенно не додумано, не переврано, в сущности... Достаточно корректное отношение к биографическим фактам. да и актёры хорошо подобраны. Я просто не могу смотреть этот тяжёлый сюжет - мучительные страдания двух пожилых людей, в конце жизни переживающих кризис чувств и крах надежд...
И потом... я помню съёмки "Льва Толстого". Помню Сергея Герасимова, как раз ну очень похожего на Толстого, такого сосредоточенного, совершенно не радушного, такого значительного, хотя и небольшого, помню величественную Тамару Макарову - они как раз все вышли из машины возле нашего поворота, и мы все высыпали из домов посмотреть... 
Я помню эту колоссальную живую вереницу народа на съёмках похорон - они шли из автобусов по нашему проулку на место съёмок в поле, где стояли декорации знаменитых яснополянских башенок - такие дощатые, плоские, но очень похожие. Было ощущение чего-то великого - я никогда не видела столько людей в обычных условиях, только на демонстрациях. Вся главная деревенская улица была сплошь до самого музея заставлена транспортом - это привозили рабочих с деревообделочного завода и Щёкинского химкомбината для участия в массовке помимо яснополянцев. И вид этих нескольких тысяч человек, выстроенных в очередь посреди голого осеннего поля, теряющихся из виду возле леса, проваливали в какое-то нереальное пространство несвоей жизни... Несколько часов в этом ветреном поле, чёрные птицы в низком небе, команды в рупор Герасимова, парящего над нами на площадке рядом с птицами, проходы траурной процессии через башенки - несколько раз, и опять и опять обратно, и опять - просьбы снять часы с рук, и снова мужчины - нет, мужики, снимающие шапки, и крестящиеся женщины, и снова назад, и опять вперёд...
И всего несколько секунд потом на экране: крупным планом проход через башенки и длинный, теряющийся в тумане поток людей с высоты птичьего полёта...